Сложность врачебной профессии
Вс, 10 Июнь 2012
4082
Сложность врачебной профессии

«Почему никто не пишет о проблемах врачей, о трудностях, с которыми сталкивается человек данной профессии в РФ?» – вот такой вопрос зачастую можно услышать от наших медицинских работников.

Действительно, почему умалчивается данный вопрос нынешними врачами? И почему об этом не стеснялись говорить предшественники современных врачей, которые оставили нам письменные свидетельства о простоте и, в тоже время, сложности врачебной профессии, не идущей ни в какое сравнение с другими сложными и опасными видами человеческой деятельности?

Десятки тысяч заболеваний, помноженные на сотни миллионов больных, почти каждый из которых имеет свои индивидуальные особенности даже в анатомическом строении тела, не говоря о возрастных, половых вариантах одной и той же болезни, не могут не привести врача к ложному заключению о характере заболевания, а, следовательно, к ошибочному лечению.

Казалось бы, стремительное развитие современных медицинских технологий, значительно облегчающий нелёгкий врачебный труд. К сожалению, этого не наблюдается из-за наличия многочисленных объективных и субъективных причины. Попытаемся их сгруппировать и назвать основные.

Во-первых, современная медицина стала узкоспециализированной. Глубокие знания врача в одной специальности не оставляют ему возможностей для получения знаний в других разделах медицины. Невольно вспоминается Козьма Прутков: «Специалист подобен флюсу». А ведь сказано это было в середине XIX века, когда и болезней было известно на порядок меньше, а врачебных специальностей было менее десятка.

Во-вторых, излишнее доверие к современным технологиям, используемым врачами для установления правильного диагноза, привела к пренебрежительному отношению к информации, получаемой врачом от самого пациента при собеседовании о возникновении и течении его заболевания. Сложилась парадоксальная ситуация: древнейший врачебный метод диагностики – собирание истории болезни, помогает правильно предположить характер заболевания в 70% случаев, в то время как большинство лабораторно-аппаратных методов оказались менее точными. Такие результаты были получены американскими кардиологами при анализе врачебных ошибок.

В-третьих, это человеческий фактор. Врач – тоже человек со всеми своими достоинствами и недостатками. Можно возразить: врач – это особая профессия, и, выбирая её, человек должен понимать, на что он идёт. Увы, вчерашние школьники очень поверхностно выбирают профессию, а, проучившись 2-3 года и, убедившись, что не за то дело взялись, не уходят, а дотягивают до диплома и работают врачами без всякой любви к своему делу. Медицинский факультет, как, впрочем, и другие факультеты, принимают всех, кто набрал необходимую сумму баллов по общеобразовательным предметам (химия, физика, биология). Нет никакой проверки характерологических и нравственных качеств будущих врачевателей человеческих тел и душ. Студента-медика можно научить всем полагающимся дисциплинам, но нельзя научить совестливому, добросердечному и сопереживательному отношению к больному человеку. А это – самое главное в нашем деле.

В-четвёртых, нелюбовь к врачам – явление давнее и достаточно распространённое. Кому-то зуб удаляли с болью, кому-то не уделили необходимого времени для беседы, кто-то не был сразу допущен к желаемому специалисту.

В-пятых, – постоянный прессинг со стороны средств массовой информации, многочисленных общественных организаций по защите пациентов не может не отразиться на психологическом состоянии врача, который, кстати, должен ежедневно продолжать заниматься диагностикой и лечением своих больных. Да и массовые кампании в СМИ по преследованию врачей, допустивших неправильные действия в отношении своих больных, стали столь частыми и агрессивными, что обратили внимание со стороны психологов, специалистов по биоэтике.

Известный детский хирург, депутат Государственной Думы профессор М.Р. Рокицкий в своей очень популярной книге «Ошибки и опасности в детской хирургии» (1986 г.) писал следующее: «Мы убеждены, что несколько возвышенное, особое отношение к врачу, врачеванию более нужно пациентам, больным, а не нам, медикам. Принижение, приземление роли врача сводит на нет один из важнейших факторов врачевания – фактор психологический, фактор веры, доверия к врачу. Не обязательно испытывать веру к закройщику, парикмахеру, но доверие к врачу является одним из обязательных слагаемых успеха в диагностике и лечении».

Этим высказыванием автор ни в коей мере не хотел обидеть упомянутых им профессионалов, шьющих одежду и делающих прически. Однако от их некачественной работы не зависит жизнь и здоровье человека, а от врачебной ошибки в некоторых случаях пациент может умереть, потерять здоровье на короткое время или на долгие годы, становясь инвалидом.

В последнее время приходится читать и слышать о многочисленных транспортных авариях, технических катастрофах с большим количеством человеческих жертв. Среди разбираемых причин почти всегда упоминаются, «отказ техники», «устаревшая техника», «человеческий фактор» и др. Вот потерпел аварию большой пассажирский самолет, погибли сотни людей. Выяснилось, что летный экипаж после предыдущего рейса не получил необходимого отдыха, и усталость летчиков привела к этим ужасным жертвам. Разбился автобус с сотней пассажиров, комиссия выяснила, что шофер уснул за рулем, так как вынужден был выехать повторно из-за болезни напарника. В обоих случаях виноват этот самый «человеческий фактор». Но ни в газетных статьях, ни в ТВ-сюжетах, ни журналистами, ни пострадавшими не употребляются термины «палачи», «убийцы». В то же время, практически всегда при широком обсуждении врачебной ошибки, особенно, если эта ошибка была допущена специалистами хирургического профиля, о «человеческом факторе» даже не упоминается – «убийца» и никаких оправданий. Никого не интересует, что многие плановые операции делаются хирургами после ночного дежурства в связи с дефицитом штата, что в большинстве периферийных больниц специалисты работают плохими инструментами и аппаратами с 80% изношенностью. В ряде случаев хирурги вынуждены оперировать больных в критическом состоянии с заболеваниями, которые по сложности должны находиться в высокоспециализированных клиниках, но отправить их туда по разным причинам нет возможности.

Причины, лежащие в основе допущенных неправильных врачебных действий, различны от дефицита штатов и недостаточного финансирования подавляющего числа районных и муниципальных больниц малых городов, до отсутствия чёткой системы организации постоянной учёбы кадров, внедрения стандартов оказания помощи в зависимости от уровня лечебного учреждения (районная, городская, областная). К сожалению, при широком обсуждении тяжёлых врачебных ошибок большинство перечисленных выше причин не принимаются во внимание, или, точнее сказать, не позволяют смягчить вину врача, порой, даже при судебных разбирательствах.

В этой связи, хотелось бы привести слова профессора Валерия Ширинского из Института клинической иммунологии СО РАМН: «Каково нынешнее положение 650 тысяч врачей Российской Федерации? Нас сегодня называют безликим словом “бюджетники”. Причём это имеет оттенок уничижительный – нахлебник у государства. За ним скрывается нынешнее отношение и государства, и общества к медикам».

Стенли Тилингаст, медицинский директор российско-американской программы по реформированию здравоохранения РФ, описывая свои впечатления от знакомства с нашим здравоохранением и положением врачей, заявляет: «Российское общество недооценивает труд российских врачей. Я преклоняюсь перед их самоотверженным трудом, стойкостью, преданностью делу и энтузиазмом, который они сохраняют, несмотря на нищенскую зарплату, скверные условия труда и неопределенность положения».

Вот и выходит, что Стенли Тилингаст смог по достоинству оценить работу российских врачей, а наши соотечественники нет. Разве это нормально?

Автор: Кириченко Юрий Николаевич

Врач-педиатр, доктор медицинских наук, действительный член (академик) Российской Академии Естественных Наук (РАЕН); действительный член (академик) Международной Академии Наук Экологии, Безопасности человека и природы (МАНЭБ), организатор здравоохранения высшей категории.

В настоящее время - начальник организационно-методического отдела Главного Бюро Медико-социальной экспертизы по Курской области.

Рекомендуемые новости

Новости

Последние
Последние Топ за неделю Топ за месяц Топ за все время
Архив Новостей